22:06 

Минск - Роман Смолев, 7 лет НАЙДЕН

Sumaya
НАЙДЕН, жив! После 4,5 лет поисков мальчик снова с мамой.

Сообщение со страницы поискового отряда:

Наверняка, многие знакомы с историей семьи Смолевых, которая неоднократно затрагивалась и в наших сообществах, и на различного рода новостных порталах, в СМИ и Ток-шоу - 5 июля 2013 года мальчика Рому, которому было на тот момент чуть больше 5 лет, увез в неизвестном направлении папа. На протяжении 4,5 лет Светлана, мама Ромы, не знала, где находится её маленький сын, все ли с ним в порядке и вообще, жив ли он. Но Светлана не теряя надежды искренне верила, что настанет тот день, когда они снова с сыном будут вместе.

Ежегодно, в День рождения Ромы - 19 ноября, на наших Интернет ресурсах, в группах наших коллег-поисковиков распространялась информация о его пропаже. Прилагались все усилия, чтобы помочь семье воссоединиться. Именно этот день был одним из самых волнительных для всех потому, что мы ждали отклика свидетелей, но отклика так долго не было... Ежегодно в этот день мама Светлана покупала подарок на День рождения любимому сына с надеждой, что вскоре Ромка вернется домой и сможет их с радостью распаковать. Но наконец 19 ноября 2017 года настал тот самый заветный день: вечером на отрядный номер телефона раздался звонок. Один из координаторов "Поиск пропавших детей" по г.Москва сообщил, что стало известно, где проживает пропавший мальчишка со своим отцом. Не медля ни минуты, мы сообщили эту новость Светлане. Светлане была передана вся имеющаяся информация на тот момент. Чуть позже появился еще один свидетель, который назвал тот же адрес в городе Керчь (Крым). По рассказам свидетелей мать поняла - действительно нашёлся её ребенок, её Рома!

25 ноября Светлана направилась за своим сыном. Не смотря на сложности и переживания, с которыми пришлось ей столкнуться, 28 ноября Светлана увидела наконец своего Ромочку, того самого маленького сыночка-сорванца, но только уже повзрослевшего.. Наконец -то, несмотря на долгие годы отчаяния и неведения, семья снова объединилась. Ромочка совсем скоро распакует свои подарки, которые с трепетом и любовью, не теряя надежды, покупала ему мама..

Берегите своих родных и близких Вам людей! Никогда не теряйте надежды!


С 20 июня 2013 г о местонахождении 7-летнего Романа Смолева ничего неизвестно: увезен отцом (лишен родительских прав) в неизвестном направлении. Роман проживал с мамой в г. Минск.
Предположительно может находиться на территории Украины (г. Харьков).
Обратите внимание: у ребенка может быть другая фамилия.
Огромная просьба ко всем мамам, папам, бабушкам, дедушкам, посмотрите пожалуйста групповые фото Ваших детишек из детского сада, обратите внимание на детей на игровых площадках! Мальчик 1-го сентября должен был пойти в школу, просим обратить внимание на школьные фотографии ваших первоклашек.
Больше года мать ищет своего сына!
Не оставайтесь равнодушными - расскажите о мальчике своим друзьям, знакомым, родным и коллегам!
Группа поиска: vk.com/angel_search

UPD. Появились новые факты, увезенный мальчик уже не Смолев, по новым документам - Ковалев Роман, 15.11.2007 г.р.
Новое свидетельство о рождении:
родился п. Жигалово, Иркутская обл., РФ,
мать - Ковалева Светлана Викторовна, гражданка РФ,
отец - Ковалев Александр Валентинович.
Ребенок может находится на территории РФ или Украины.

запись создана: 24.03.2014 в 20:29

@темы: Беларусь, Россия, Украина, поиск завершен

Комментарии
2014-04-26 в 18:30 

Sumaya
Беседа с мамой пропавшего пятилетнего Ромы

Киднеппинг (в простонародье – похищение) – то, с чем столкнулась минчанка Светлана. Уже два месяца она ищет своего пятилетнего сына Смолева Рому, которого 20 июня текущего года забрал её бывший муж и отец мальчика, гомельчанин Александр Смолев.

Мужчина должен был вернуть Рому 5 июля. Сроки нахождения ребёнка у отца чётко регламентированы решением суда после развода Светланы и Александра. Но судебное решение не стало помехой для мужчины, который вместе с ребёнком объявлен в уголовный розыск.

Мне удалось встретиться и побеседовать со Светланой. Взволнованная, но сдержанная и приветливая женщина помнит все даты многочисленных судов и, кажется, подкована уже лучше любого практикующего юриста. А всё потому, что последние 3 года её жизнь напоминает скорее остросюжетный сериал, конца которому не видно.

В 2010 году Светлана подала на развод. Спустя 4 года после свадьбы женщина поняла, что перспектив ужиться вместе нет. Завершающим аккордом стало то, что уже бывший супруг Светланы исчез с ребёнком на 5 дней, ничего не сказав ей.

Развод был тяжёлым и продолжительным. Со слов Светланы, Александр всячески старался оттянуть процесс, то не приходя в суд в назначенную дату, то забывая прикладывать к делу квитанции и другие справки. Всё это привело к тому, что на протяжении девяти месяцев не было определено место жительства ребёнка, а это значит, что отец, равно как и мать, имели одинаковые права на встречи с мальчиком.

– Александр неоднократно забирал ребёнка из садика. При этом не предупреждал меня, – вспоминает Светлана. Случалось, что он буквально выхватывал Ромку из рук моей мамы, которая вела его в сад. Доходило до драк. Однажды он вообще увёз Рому в Гомель, в дом своей бабушки 1926 года рождения. И там месяц держал ребёнка, не пуская меня на порог. Моя жизнь и жизнь Ромы превратилась в ад. А я как психотерапевт, прекрасно понимаю, чем для ребёнка может обернуться такая ситуация. Рома стал жертвой нашего развода, – констатирует Светлана.

Беда, как известно, объединяет. К Светлане уже обращаются женщины не только из Беларуси, но и из России, которые тоже столкнулись с аналогичными проблемами. В результате моя собеседница пришла к выводу, что единственное, что могло бы защитить детей от подобного делёжа, – принятие соответствующего нормативного акта.

– Согласно нему, место жительство ребёнка должно быть определено не после официального развода родителей, а как только подаётся заявление на развод. У нас же получилось так, что почти год Рому дёргали, пока мы разводились, поскольку каждый из родителей имеет равные права.

Женщина не понимает, для чего Александр так поступает.

– Я не могу объяснить его действия. Я всегда разрешала ему видеться с ребёнком, пыталась разговаривать по-человечески, идти на компромиссы. Я уже даже не претендовала на получение алиментов. На сегодняшний день задолженность составляет почти 11 млн. бел. рублей. Александр нигде не работает и, кажется, просто всячески старается мне насолить, постоянно подавая иски в суд (по определению места жительства ребёнка, порядку участия в воспитании сына, о защите чести и достоинства и другие). Он грамотный человек и умело пользуется даже малейшими пробелами в законодательстве. При этом ведь страдает, в первую очередь, наш ребёнок. И сейчас, нарушая и права ребёнка, и мои права, ему грозит лишь административное наказание. Понять я этого не могу. Очевидно, что за такие деяния наказание должно быть намного более суровое. Только изменения нормативной базы могут решить подобные проблемы и предупредить возникновение таких ситуаций, в которой оказались мы с сыном, – считает Светлана. Сейчас больше всего я хочу увидеть своего сына, здорового и невредимого, я засыпаю и просыпаюсь с мыслью о нём. Если последние 3 года моя жизнь напоминала страшный сериал, то последние 2 месяца – это самый настоящий ад. Я хочу, чтобы он закончился, чтобы ребёнок ходил в сад, развивался, как все остальные дети, общался со сверстниками и был счастливым мальчиком. Перед тем, как Рому забрал его отец, он тихо сказал мне: «Ну что же…так ведь суд решил..», – вспомнив эти слова, женщина опустила глаза.

Самое страшное, когда от необдуманных поступков взрослых страдают дети. Надеемся на то, что с Ромой всё в порядке и совсем скоро его найдут.

vgomele.by/beseda-s-mamoi-propavshego-pyatiletn...

2017-12-08 в 22:05 

Sumaya
Белоруска нашла в Крыму похищенного 4 года назад сына

27 ноября в крымском городе Керчь разыгралась драма: мужчина вызвал полицию на женщину, которая якобы хотела забрать его сына. Все оказалось в точности до наоборот: спустя 4 года мать нашла похищенного и вывезенного из Беларуси сына. Информация о поиске 10-летнего Романа Смолева до сих пор на сайте Интерпола, но он уже едет домой.

Подарок на день рождения

В июне 2013-го поисковый отряд «Ангел» сообщил о розыске 5-летнего Романа Смолева из Минска. Родители мальчика в разводе. Отец, как обычно, взял сына на выходные к себе в Гомель — и пропал вместе с ним. Как станет известно позже, на целых 4 года.

Мама мальчика предполагала, что бывший супруг увез его за границу: периодически поступали сообщения, что похожего мальчика видели то в России, то в Украине.

По факту безвестного исчезновения Ромы Смолева было возбуждено уголовное дело. Его объявили в международный розыск. Но результатов не было.

В день рождения мальчика, 19 ноября 2017-го, поисковики из отряда «Ангел» попросили российских коллег еще раз разместить ориентировку. И случилось чудо: из Керчи позвонили две женщины — они узнали ребенка.

Мать Светлана Руденкова в спешном порядке собрала все необходимые документы и в одиночку отправилась за сыном.

«Четыре с половиной года ищу сына по всему белому свету»

Уже 28 ноября издание «Керчь.ФМ» сообщило: днем ранее в их редакцию обратился мужчина и заявил, что некая женщина пыталась забрать его ребенка «по левой бумажке».

«Приезжайте, тут одна гражданка пытается по бумажке, по ксерокопии, исполнить решение иностранного суда. (…) Тут какие-то две бабы сначала его силой тянули, потом сотрудники полиции пресекли беспредел. Они сильно напугали ребенка», — публикует издание аудиозапись разговора с местным жителем Александром. Это оказался тот самый разыскиваемый Александр Смолев.

Мужчина умолчал, что бывшую супругу сопровождали сотрудники полиции и органы опеки.

Сама белоруска на камеру журналистам поделилась бедой: «Четыре с половиной года по всему белому свету: с газетами, с поисковиками». Она показала паспорт сына, оригинал его свидетельства о рождении и детские фото. А также решение суда от ноября 2013-го о лишении отца ребенка родительских прав за нарушение порядка встреч — за то, что фактически похитил мальчика.

«Были подняты полиция, прокуратура, ФСБ»

В интервью TUT.BY Светлана Руденкова рассказала: сейчас она уже в аэропорту Симферополя и ждет самолета в Москву, а потом в Минск. Вместе с сыном. Два последних дня женщина провела фактически без еды и без сна — с утра понедельника, когда пришла в отделение полиции в Керчи.

По решению белорусского суда, единственный законный представитель мальчика — его мама, и только с ней он может проживать на родине — в Беларуси. Министерством иностранных дел Беларуси был подготовлен документ о возвращении его на родину.

«Нас так хорошо встретили в Крыму! Настолько грамотно и профессионально, человечно! — сквозь слезы рассказывает минчанка. — Были подняты полиция, прокуратура, ФСБ. Ну все! И везде говорили: «У нас такое впервые в нашей практике, просто детективная история…»

Для разбирательства супругов доставили в отделение полиции. Там мужчина остается до сих пор. По словам белоруски, он так и не смог предоставить полиции никаких документов, кроме просроченного паспорта и водительских прав.

Зато дома нашли паспорт на фамилию Ковалев. Предполагают, что в июне 2013-го мужчина пересек белорусско-российскую границу, а потом вывез сына в Украину по документам на чужую фамилию.

«Пока нашли сына, пока объездили все интернаты и школы… Наверное, с Ромой занимался надомный учитель, в школах он не был зарегистрирован, — рассказывает Светлана. — Я не знаю, что будет дальше и даст ли он мне жизни (о бывшем супруге. — Прим. TUT.BY)».

По ее словам, бывший супруг встретил ее оскорблениями, так же как и сотрудников полиции. Мальчик испуган, с ним работали местные психологи — но это лишь начало сложного возвращения домой.

«Сегодня он целый день со мной. Разговариваем. Какими-то путями. Очень сложными. И вот летим домой — а что будет дальше, мы не знаем. Как нас встретят, помогут ли нам или бросят на произвол судьбы?» — плачет Светлана Руденкова.

Она просит помощи у белорусских специалистов в адаптации ребенка.

«А сейчас я мечтаю вскочить в этот самолет и улететь хоть куда!» — сказала она во время разговора с журналистом вечером 28 ноября за несколько часов до вылета.

Светлана надеется, что уже в среду утром она будет дома в Минске.

news.tut.by/society/570797.html

2017-12-08 в 22:16 

Sumaya
"Надеюсь, что есть способы как-то нас защитить". Минчанка о найденном спустя четыре года сыне

На прошлой неделе в Минск вернулась Светлана Руденкова с 10-летним сыном. Более четырех лет она не знала о ребенке ничего: с того дня, как отец взял мальчика на выходные и исчез. Их отыскали в крымском городе Керчь. Сейчас минчанка вместе с сыном возвращается к прежней жизни, но ее бывший супруг не хочет с этим мириться.

Отец ребенка: «Судились долго и тяжело»

Отец ребенка, Александр Смолев, отказался общаться с белорусскими журналистами. Мужчина сделал исключение только для местного издания «Керчь. ФМ»: заявил, якобы никаких законов не нарушал, задолженностей по алиментам не имел, а дома ребенка обижали. Поэтому «предпринял все меры для защиты прав и законных интересов сына» — увез в июне 2013-го.

Хотя мама Ромы Смолева подчеркивает: уже тогда, по решению гомельского суда, мужчина был невыездным из-за задолженности по алиментам. К тому же, через пару месяцев после побега его лишили родительских прав, и единственным законным представителем мальчика стала мама, а местом жительства был определен Минск.

«Со мной ребенок получал надлежащее образование согласно образовательным программам Российской Федерации. Он достаточно хорошо знает английский и математику, русский немного хуже, и другие предметы, окружающие мир», — мужчина кратко описал уровень знаний своего сына.

Мужчина считает, что бывшая супруга неправильно лечила ребенка от ЛОР- и кожных заболеваний, а вот от проживания с ним в Крыму все «само собой рукой сняло».

«Судились очень долго и тяжело. Разводились почти полтора года. Определяли место жительства ребенка тоже около года. Ему было тяжело», — рассказал Александр Смолев о прошлом.

Он говорит, что тогда суд разрешал ему видеться с сыном три раза в месяц по четыре часа в присутствии матери. Таким графиком посещений мужчина был недоволен, особенно учитывая то, что он жил в Гомеле. Мужчина показал журналистам пачку из полутора сотен билетов на поезд в Минск: «За все годы собрал, чтобы сын потом увидел».

«Сейчас его выдернули из привычной обстановки, никто не поинтересовался за собственными амбициями — а не нанесет ли это вред мальчишке», — приводит его слова издание. О том, чем руководствовался мужчина, когда более четырех лет назад выдернул сына из обустроенного матерью быта, он не рассказал.

По данным TUT.BY, после изъятия сына мужчину продержали в отделении полиции двое суток и отпустили. В Управлении МВД России по городу Керчь отказались без письменных запросов отвечать на вопрос, остались ли к отцу ребенка какие-либо претензии.

Напомним, Александра Смолева и его сына искали по линии Интерпола. В Беларуси было возбуждено уголовное дело об их исчезновении. Еще тогда милиция поясняла, что дело о похищении возбудить невозможно — ведь на тот момент отец еще не был лишен родительских прав и был законным представителем сына.

Сейчас в пресс-службе МВД Беларуси говорят немного: розыск ребенка прекращен, а по остальным вопросам — лучше обращаться к следователям. Портал TUT.BY уже запросил информацию и следит за развитием истории.

Мальчик вспомнил маму и свои игрушки

Мать мальчика, Светлана Руденкова, видела в интернете заявления бывшего мужа. Но говорить о них не хочет, все ее внимание приковано к Роме.

«Я-то знаю, как мы с сыном жили. И знаю не только я, а все органы опеки. Потому что благодаря супругу к нам регулярно приходили из детского сада, опеки Ленинского района Минска. Мой холодильник контролировался регулярно, как и чистота в доме. То, что говорит Александр Валентинович (супруг. — Прим. TUT.BY), якобы ребенок чуть ли не избивался — это бред. Мы же не в лесу жили. И не так, как он в Керчи, что ребенка никто не видел», — рассказывает женщина.

Последний раз Рома видел маму в возрасте 5 с половиной лет, а сейчас ему 10. Многие опасались: узнал ли он маму? По словам Светланы, более того — ребенок помнит даже бабушку и дедушку, знакомых семьи.

«Говорит, что помнит все с двух лет: например, как мы ходили с ним на прогулку в дельфинарий и зоопарк. Хотя многие детали размыты.

Разговаривали с Ромкой про детский сад, он помнит своих воспитательниц — Ольгу Евгеньевну и Ольгу Генриховну. Как тогда придумал имя „Ольга Евгенриховна“ и называл обеих.

Нашел дома сапожок: „Мама, это же я его разукрашивал!“ Смотрит свои старые книжки и игрушки: „Так, где мы эту книжку покупали?“ Огромное количество конструктора Lego, из которого мы когда-то много строили — в рядок стоят его машинки на пультах, пистолеты».

Светлана проводит с сыном дни напролет: гуляют по городу, выбирают в магазинах тетрадки и альбомы для учебы, купили новый пазл, чтобы вместе собирать дома.

«Рома — добрый и развитый мальчишка. Пытаюсь каждую минуту дать ребенку любовь за четыре года. Каждую минуту что-то ему рассказываю, а он мне».

Она говорит, что постепенно ребенок приходит в себя: общительный, иногда шутит. Семью посещает психолог из поискового отряда «Ангел».

«Специалист говорит, что мое состояние, может быть, тяжелее, чем у Ромы. Да, я четыре года жила этими поисками… У меня нет мужа и других детей. Я искала-искала Рому, знала — и у меня не было выбора: или найду, или умру! По-другому никак. А сейчас опустошение: в каком-то смысле, я потеряла того 5-летнего мальчика, теперь это взрослый пацан. Как он сам говорит: „Мама, я взрослый подросток!“ Смеюсь: нет, ты в 12 лет подростком будешь. „Ну, я почти подросток!“ Он уже мужичок, с ним по-другому надо, а у меня в памяти еще тот ребеночек, которого я потеряла».

Женщина балует сына. Рома уже мечтает завести целый зверинец дома: обязательно кошку, а еще — желательно змею, ящерицу или даже муравьиную ферму. И еще купили много кактусов, «он хочет их собирать».

«Никто на связь из чиновников сам не выходил. Только волонтеры нас не оставляют. На работе спасибо большое всем (Светлана работает психиатром. — Прим. TUT.BY), даже материально помогли — ведь сейчас много надо. Вот, письменный стол выбираем».

Женщина уже обращалась в одну из школ: там сначала хотят создать комиссию, чтобы определить уровень знаний мальчика.

«В Керчи уточняли, что ни в какой школе он там не учился. По крайней мере, под своей фамилией. Рома говорит о 4-м классе, что к нему домой приходила старая учительница. Ребенок почему-то настроен против школы. Он такой дворовой парень, хотя очень общительный».

Мать рассчитывает, что мальчику разрешат до конца года учиться на дому. А уже осенью она впервые отведет его в школу — сразу в 5-й класс. Впереди еще медицинское обследование: судя по всему, некоторые проблемы со здоровьем остались.

«Пока только в кабинетах слышу, что ситуация у нас неординарная. Все вспоминают про декреты, СОП (статус социально опасного положения) — а реальной помощи пока не видно».

«Понимаю: сын любит и его, и меня. Я всегда это понимала»

Больше всего Светлану Руденкову тревожит: что будет, когда супруг объявится в Беларуси?

— По последним решениям суда, если не ошибаюсь, ему были прописаны встречи раз в месяц, в присутствии психологов в социально-педагогическом центре. Я не хочу обливать его (бывшего мужа. — Прим. TUT.BY) грязью и говорить сыну о нем плохое. Потому что понимаю: Рома любит и его, и меня. Я понимала это всегда, потому [Александр] приезжал и общался. И если бы не вытворял «чудеса», то бесконечно с ним общался.

ДОБАВЛЕНО. После опубликования материала с редакцией TUT.BY связались юристы и уточнили:
"В случае, если мужчина лишен в судебном порядке родительских прав, то и правовые основания видеться и общаться с ребенком у него с момента вынесения этого решения отсутствуют. Прежнее судебное решение о порядке его общения с сыном действовало лишь до принятия решения о лишении Смолева родительских прав, а после его принятия юридическую силу утратило".


— В суде, где Александра заочно лишили родительских прав после пропажи сына, вы упоминали (судя по документам), якобы он не впервые исчезал с ребенком?

— В 2010 году сразу на 4 дня, я писала заявление в милицию и тоже отыскала сама. В следующем году — сначала на две недели, потом на месяц. Тогда уже не обращалась в органы: хотя он удерживал ребенка, но у себя дома. А в 2013-м пропал на годы. Если бы не загонял меня в угол, то не нужны были суды. Я понимаю, что люди взрослые расходятся, но дети не должны страдать.

— Если бывший муж приедет, захочет общаться или увидеть сына — какими будут ваши дальнейшие действия?

— Мне неприятно об этом думать. Решаю проблемы по мере поступления. Надеюсь, что есть способы как-то нас защитить. Но судя по тому, что я пережила… Я нашла ребенка не благодаря правоохранительным органам, а благодаря себе и волонтерам.

Да, мне помогали потом, когда я нашла сына и ехала за ним. Но до этого все было безнадежно медленно! Миллион человек должны что-то подписать, потом отослать в какую-то страну, там подписать и вернуть обратно. Только в кино интересно смотреть — как вычислили, как нашли.

Попадались мне хорошие следователи и оперативники из уголовного розыска, которые понимали. И в МИД помогли. Но бумажка, бумажка, везде завалено бумажками и отчетами. За этим проблем не видно. Так везде, наверное, в любой профессии.

И получается, мы не защищены законом. Зачем решения суда, если они не работают и никак не защищают — ни тебя, ни ребенка и его интересы? Ты отдал на суды кучу времени и денег, здоровья. Чем мне помогут теперь эти решения? Ничем. Человек (о муже. — Прим. TUT.BY) сделает документы, приедет, не дай бог, — граница с Россией открыта, пожалуйста.

news.tut.by/society/571727.html

     

Поиск пропавших детей

главная